Главная » ПСИХОЛОГИЯ » В память о моем отце или Губительное соза

В память о моем отце или Губительное соза

 

   Он был высоким молодым человеком ростом 196 см с длинными русыми волосами до плеч, выразительными глазами и скулами.  Он обладал хорошим телосложением стройный и подтянутый. Он обладал тихим и добрым характером, скромная натура и молчаливая улыбка с легким блеском в глазах, очень спокойная манера поведения. Он был таким, каким показывают Антонио Бандераса в кино: изящная статная высокая фигура, выразительная походка, длинные волосы, внутреннее спокойствие, вдумчивый и «умный» вид. В юности черты лица были слегка смазливыми – ни чего грубого или «рубленного». Женщины были от него в восторге…

   Он ушел из родительского дома в 16 лет, в поисках новой реальности. Он обещал себе создать тот мир и ту жизнь, которых он никогда не знал. Жизнь с родителями была невыносима: скандалы, упреки, отсутствие понимания и давление, давление и давление – сейчас это емко называют одним словом «вампиризм».

   В те годы мир захватила волна юношеского протеста: «Движение хиппи». В нашей стране в годы СССР подрастающее поколение вдруг стало осознавать, что ему «парят мозги». Железный занавес растворялся и та картина, которая виднелась из-за его пределов безусловно заинтересовала советскую молодежь. Оказалось, что жить можно совершенно иначе, и нам не дают свободы вкусить этой красивой и интересной жизни. Закрутились мечты и разговоры об эмиграции, злоба и обида на свою родину, а также и на своих родителей.

   За рубежом уже не 1 десяток лет молодежью правила музыкальная рок культура. В ней находили отражение и дух протеста, и проблематика взаимоотношений между людьми и между народом и правительством. Музыка широко отражала спектр болезненных тем, а также позволяла молодым людям находить общность на почве общих интересов, быть свидетелями и участниками ярких движений, таким образом задавала и моду, и образ жизни, и философию мировоззрения.

   Увидев уровень развития музыкальной индустрии за рубежом, наши соотечественники на фоне советской эстрады так же нашли иностранные течения более качественными и значимыми. Но в советское время эта музыка и масса различной литературы наших и зарубежных авторов были запрещены. Что еще больше подогревало дух протеста.

   Особенно актуальным этот протест был, конечно же, для тех, кто привык жить в атмосфере давления и непонимания – что касается отношений в семье. Движение хиппи провозгласили своей основной идеей мир без войны и насилия! Такая гуманная идея заинтересовала массу несогласных и недовольных. Вопреки контролю и диктатуре, жестокости и насилию противопоставлялась гармония, выраженная в теплых взаимоотношениях, и сосредоточении локуса внимания на творчестве в его различных формах и проявлениях: музыка и книги, особая атрибутика в костюме, изобразительное искусство. Эта молодежь как бы становилась над миром, полным алчности и стремления к власти, отрицала примитивность желаний, и в попытке стать выше инстинктивных движений, становилась интеллигентней и утонченней среднестатистических масс, по их собственному восприятию. В СССР это противопоставление стало особенно значимым для обиженных непониманием старшего поколения, они твердо решили: мы не такие как вы, мы не будем такими как вы, мы не совершим ваших ошибок, вы – «темнота», мы – люди нового поколения. Естественно, советская власть нашла данное явление опасным, и начала «охоту и контроль» за его представителями. Чем еще больше подпитывала «огонь протеста». Невероятный романтизм разыгрался вокруг изучения запрещенной литературы и зарубежной культуры. Особым делом было раздобыть подобные «артефакты», собрать, отреставрировать, изучить и тщательно спрятать, а затем передать другим приверженцам высокой идеи.

   Ну для примера можно упомянуть, что моих родителей несколько раз забирали на допросы, а дома устраивали внезапные ночные обыски. Особым случаем стало, когда сотрудник КГБ приехал из МСК в далекий провинциальный город, для прояснения связей моего отца с преступниками, которые сожгли государственный флаг в МСК.

   Так же в силу своей интеллигентности, эта молодежь изучала мир и воочию, что было тоже одним из проявлений свободы – они путешествовали, зачастую автостопом без денег и ресурсов.

   Мой отец чувствовал себя настоящим героем, исполненным романтизма и идей о справедливости, принадлежавшим к той части элиты, которая вопреки трудностям и опасности со стороны властей, возымела смелость изучать особую культуру, несшую в себе более высокий заряд и глубокий утонченный взгляд на мир. Он обошел добрый кусок территории СНГ и стал свидетелем различного образа жизни, построения быта, культурных особенностей, видел иных людей.

   Мне на изучение достались кипы фотографий, сделанных во время различных путешествий, на которых было много волосатых и бородатых людей, и некоторые истории о причудливых персонажах и ситуациях, с которыми отцу пришлось столкнуться, частично рассказанных мамой, ибо он был молчалив и скромен.

   Справедливо будет заметить, что не все было так красиво и возвышено, так же одним из широких проявлений этой субкультуры были наркотики. Но эта история о моем отце. А он принципиально не пил и ни чего более тяжелого не употреблял.

   Но время шло, и стало ясно, что пора заводить детей – т.е. меня. Родители взяли новый курс – на финансовый успех, ибо заводить ребенка, имея в обиходе пару предметов из мебели и посуды было делом опрометчивым. Тогда с путешествиями и прочими активными проявлениями романтизма было покончено. Отец стал искать пути заработка, он работал в гос. Учреждении — ЖКО, а во все свободное время пытался торговать книгами – книгами, потому что они были одним из его главных увлечений. В итоге нашелся единомышленник, с которым они учредили магазин. Если кратко об этом периоде: у нас дома появилось все необходимое, и даже то, чего не было дома у моих маленьких друзей. Отец мотался за товаром в столицу, и мог быть в курсе передовых технологий и привозить что-то важное домой. Это был период экономического роста и промышленного подъема в нашей семье. Так прошли еще несколько лет. Папа привез из Москвы дорогущий невероятно дорогой (соизмеримый в то время по стоимости, с хорошей квартирой) комплект музыкальной техники в придачу с телевизором и видеомагнитофоном. Так он осуществил свою следующую мечту – возможность слушать музыку на качественной аппаратуре.

   Но, как известно, рынок не стоит на месте никогда. А в 90е стремительно развился кризис, людям просто перестали платить з/п. И книги стали последним товаром, который мог заинтересовать голодных граждан. Прибыль стала снижаться, спрос затихать. Тем временем моя мама заболела раком. Стресс и напряжение между двумя рушащимися проектами моего отца, думаю это сыграло особую роль. Все деньги уходили на ее лечение. Она умерла, и отец погрузился в некий транс. Тем временем бизнес тоже умирал все стремительнее, и требовал себя «спасать» или трансформировать в какой-то новый вид. На фоне семейной трагедии отец решил показать мне замечательные города Москву и Санкт-Петербург, тем более туда переезжали наши родственники, тем самым наполнить жизнь ребенка яркими позитивными впечатлениями на фоне семейной трагедии. Когда мы вернулись, оказалось, что мечту папы – музыкальную технику кто-то спер в период нашего отсутствия. Я помню, как он сел на кресло в коридоре, когда ему сказали, прикрыл глаза руками и заплакал. Затем он быстро успокоился и без тени каких-либо эмоций на лице сообщил, что ему нужно сходить «по делам» — самое распространенные его выражение. В тот вечер трезвым домой он не вернулся. Забегая вперед, скажу, что ограбил его близкий друг, это стало ясно через три года различных расследований.

   Неотъемлемой особенностью моего отца были депрессии. В той или иной мере он регулярно сталкивался с ними с самой юности.  Депрессии эти имели различные причины: как генетические, так и психотравматические. И вот с того самого момента жизнь его стала тихо угасать – такое впечатление создавалось со стороны. Бизнес таки закончился, пришлось вернуться на старую работу. Уверенность в себе постепенно таяла, эмоциональный фон становился все более мрачным и тяжелым, неудачи в конечном счете заполнили все жизненное пространство. Степень алкоголизации постепенно росла.

   Отец возобновил тесные отношения с матерью, которая помогала в быту в трудные минуты, но на ряду с помощью в этих отношениях все больше сгущались тучи и напряжение. Он никогда не мог стать хорошим сыном для нее, и все попытки хоть как-то заслужить ее одобрение разбивались о рифы критики и тяжелых обвинений, сопровождающихся такими же тяжелыми эмоциями. В конечном счете мы отделились от нее и постарались наладить быт самостоятельно.

   Через восемь лет после «ухода» мамы отец умер. Его борьба за жизнь к тому моменту практически угасла. Он все же оставался активным в поисках заработка, и скажем в последний год, уже потеряв работу, он находил такой объем заказов, который поддерживал прежний уровень достатка. Но морально он совсем ослаб. Он мучился запоями периодом примерно в месяц, из которых не мог выйти по каким-то неясным физиологическим причинам, а когда выходил, то период активности заканчивался очередной депрессией, вместе с которой начинался запой. Он стал нервным, а во время алкогольного опьянения постепенно начал терять свой моральный облик. Однажды ему стало плохо, и было ясно, что это довольно серьезно. Но со скорой он не уехал, сказав, что если и умрет, то дома… А через пару часов он умер.

   Оказалось, что у него гепатит и цирроз печени. Надо упомянуть одну странную историю. Когда мне было три года, мне поставили гепатит. Родители тогда перепугались. Как позже рассказала мне мама, отец уходил в поле и молился там, что бы заболел он, а не я. Меня положили на обследование и его за компанию – присматривать. Через неделю меня выписали, не найдя ни одного признака заболевания. А отец там остался, по-моему, на месяц еще (но я могу и не точно сказать, мне было 3 года), а когда выписался, еще месяц лежал дома в кровати. У него диагностировали гепатит. Так же в детстве в возрасте годика или трех его лечили от рака крови, но в конечном счете, видя, как он мучается от лекарств, просто выкрали из больницы, и дома он ка-то выздоровел. Все это, полагаю, определенным образом подорвало здоровье ранее.

  В нашем обществе принято осуждать алкоголиков и бомжей, но я не хочу соглашаться с тем доводом, что они банальные ленивцы, которые просто плюнули на свою жизнь. Мы не знаем, какие испытания стоят за их спиной, и не знаем об их психическом здоровье. Потому что никакой здоровый жизнеспособный человек, умеющий получать здоровое удовольствие, не выберет погибать странным образом, убивая свой организм.

   Отец оставил коллекцию книг более 1000 шт., и коллекцию музыки, а также кипу фотографий и несколько раритетных плакатов с кумирами рок сцены того времени. Часть музыкальных дисков были распроданы, для того, чтобы мне отправиться учиться в заветный город Петербург. Его мать собрала все книги и скопом отвезла в гараж, фотографии были выброшены как признак сатанинского влияния, а плакаты раздарены его друзьям. Возможно человеку действительно сложно существовать в мире, в котором кто-то так не хочет его присутствия…

   Это история, о том, как активный, красивый и интеллигентный человек может угаснуть и потерять свою личность, имея внутри червоточину душевной «боли», которая в сложные моменты усиливает интенсивность удара и снижает способность стоять на ногах. Полагаю, в юности все эти романтические движения и надежды наполняли энергией, которая могла перебивать гнетущее давление боли изнутри. Так же надо отдать должное присутствию моей мамы, которая в силу своей неугомонно-демонстративной натуры наполняла праздником каждое банальное мгновение бытия. Но в зрелом возрасте мы все приходим к черте, у которой наступает время подводить итоги. И итоги таковы, что если человек обладает стойкой внутренней опорой, и достаточными навыками социальной адаптации, то он проходит свои возрастные кризисы и кризисы, вызванные обстоятельствами из вне с удовлетворительными результатами. Способности справляться морально с трудностями и выстраивать новые взаимоотношения, находить пути реализации являются основными способностями, которые будут формировать нашу реальность. Они закладываются преимущественно в период взросления – становления личности, получения ею адаптационных навыков, и во многом зависят от той среды, в которой воспитывается человек. Мы учимся примерам поведения у близких, и получаем представление о себе и своих способностях, примерных путях их реализации. Мы получаем травмы и запреты, принципы и ценностные основы. Эти вещи становятся неотъемлемой частью нашей психики, и несомненно будут влиять на уровень достижений в самостоятельной жизни. Поэтому так часто причины сложностей сегодня, надо искать в нашем прошлом.

   Я рекомендую вам отнестись тщательно, кропотливо и с большой надеждой к терапии, если вы приняли такое решение. И несомненно различные подходы позволяют работать с различными уровнями сознания и различной сложностью вашей проблемы. Ищите то, что вам поможет, держите в фокусе желаемый результат.

Источник

Оставить комментарий