Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Расстройства пищевого поведения: часть 3 локус контроля и анорексия.

Расстройства пищевого поведения: часть 3 локус контроля и анорексия.

 

Учение Строубер (1982), которая рассматривала нарушения в личностном контроле и эффективности у пациентов с анорексией и их локус контроля. Эти оценки были сравнены с теми, которые были получены у девочек-подростков, пребывающих в состоянии депрессии и девочек-подростков, которые имели поведенческие расстройства. Строубер предположила, что степень внешнего контроля будет положительно коррелировать со степенью нарушения представления образа-тела и других клинических признаков у людей с анорексией. Предположительно, эти клинические особенности находились в обратной связи к увеличению веса в течение курса лечения [1].

Выборка из 90 девочек-подростков, поступивших на стационарное отделение, имели три вида диагнозов. Эти категории включали 30 клиентов с анорексией, 30 с глубокой депрессией и 30 с расстройствами поведения. Их оценивали с помощью Nowicki-Strickland Locus Of Control, Оценки образа тела и Psychiatric Rating For Anorexia.

Результаты показали, что клиентки с анорексией, имеющие более внешне ориентированный локус контроля показывали большее отрицание болезни  и страх прибавления в весе. Эти девушки были более импульсивны, имели более ригидную систему самостоятельности и большие искажения представлений о своем теле, чем в других группах. Пациенты с большим внутренне ориентированным локусом контроля имели более стремительные прибавления в весе в течение лечения анорексии. Выборка из клиенток с анорексией была более внутренне ориентированной,

 чем пациенты с депрессией и расстройствами поведения. Также не выявлено значительных отличий между внутренней ориентацией внутри этих двух групп.

Строубер заключил, что лечение клиентов с анорексией должно быть направлено в сторону увеличения внутреннего локуса контроля. Его выводы обсуждались с точки зрения психопатологии анорексии. Эмпирические исследования, относящиеся к локусу контроля  как части функционирования личности и облегчения симптомов, также обсуждались в этих условиях. Однако, она заявила, что в будущем попытаться выяснить причинность и контролируемость людей с анорексией могло бы быть более полезно, если будет сопровождаться использованием методологических подходов и концептуальных формулировок из теории перспективы (Стр. 104). Это могло бы также быть полезным для изучения лонгитюдных изменений у пациентов и их жизни после госпитализации. Такие исследования могли бы определить, может ли ориентация локуса контроля пациентов предсказать эффективность терапии.

Худ в соавторстве (1982) изучал локус контроля у людей с анорексией. Они использовали Multidimensional Internal-External Locus Of Control Scale (I-E Scale). Целью их исследования было определить валидность шкалы в измерении чувства неэффективности [3].

Выборка состояла из 54 девушек в возрасте от 15 до 25 лет с анорексией. Авторы сравнили индивидуальные оценки с установленными нормативами для женщин. Затем участницы были разделены на две группы: старшая школа и университетская группа. Средний возраст старшеклассниц – 16.6 лет, а университетской – 21.

Сравнительные оценки включали использование шкалы депрессии Бека,  Body Image Eating attitude Test (EAT) [см. приложение 3], Ессинский опросник, шестнадцатифакторный личностный опросник и Restraint Scale. Сравнение высоких (внешний) и низких (внутренний) оценок, измеренных  I-E шкалой внутри выборки и показали значительные различия. Как правило, эти различия проявляются в рамках клинических переменных, связанных с набором веса, пищевыми привычками и психосоциальным поведением. Группа старшеклассниц была более внутренне ориентированной, чем университетская в клинических переменных истории веса. Для клинических переменных пищевых привычек, старшеклассницы сидели на диетах, чтобы порадовать родителей и друзей, это свидетельствует о внешней ориентации. Но с другой стороны, университетская группа сидела на диетах, следуя факторам собственной мотивации, это показывает внутреннюю ориентацию. Следовательно, клинические переменные истории веса и пищевых привычек показывают противоречия, важные для данного исследования. Психосоциальная переменная поведения показала, что группа старшеклассниц была внешне ориентированной, а университетская внутренне.

В добавок, определенно, степень внешней ориентации была связана с симптомами анорексии, полученными из оценок по беку, Ессенскому опроснику, Restraint Scale и шестнадцатифакторному личностному опроснику. Было заключено, что I-E шкала может быть полезна для описательного индекса людей с анорексией.

Терапевтическое использование локуса контроля в эрготерапии.

Амстен определил целевую активность как активность, которую личность мотивирована совершить. Это определение подразумевает, что мотивация, особенно внутренняя, является важным вопросом для практики эрготерапии. Профессиональные терапевты утверждают, что можно мотивировать клиентов на выздоровление, поощряя их, выбирая задания, предназначенные специально для них, им по силам, для того, чтобы позволить клиенту почувствовать удовлетворение по завершении задания. Предположительно, удовлетворение стимулирует клиентов выполнять различные виды деятельности.

Клиенты включаются в более сложные виды деятельности по мере увеличения чувства контроля и успешного опыта. Поэтому важным аспектом эрготерапии является определение локуса контроля личности, затем предъявление ей  соответствующих требований. По оценке мотивационного статуса клиентов, терапевт может помочь клиенту подобрать соответствующий вид лечения, создав необходимые, наиболее благоприятствующие условия лечения. Следовательно, одна из основных целей эрготерапии способствовать открытию каждому клиенту его собственного желания в целенаправленной деятельности  для достижения выздоровления, подход к лечению должен быть разработан в рамках развития и укрепления внутренней мотивации. Таким образом, понимание того, чем мотивировать клиента, как облегчить и развить мотивацию станет частью индивидуального подхода к лечению каждого клиента с анорексией. Поскольку терапевт должен подобрать целенаправленную деятельность, включающую внутренние ценности клиента, что позволит клиентам дистанцироваться от их неадекватного поведения. Внутренняя значимость позволит клиентам полагаться на значение новых адаптивных форм поведения.

Томас Хардинг (1984) изучал локус контроля и семейные взаимоотношения как факторы наличия и тяжести симптомов нервной анорексии. В этом исследовании участвовало две выборки: 30 девушек, страдающих или имеющих в анамнезе анорексию, средний возраст которых 26.4 года и 30 здоровых девушек студенток, средний возраст которых 25,3 года. Они были протестированы с помощью многомерной шкалы локуса контроля (multidimensional locus of control scale Reid, Ware 1974), шкалы структурного семейного взаимодействия (structural family interaction scale Perosa, Hansen, and Perosa, 1981), теста отношения к еде (Eating attitude test Gerner and Garfinkel, 1979), также всех оценили по Global assessment procedure (Garfinkel, Moldofsky and Gerner, 1977) [2].

По окончании работы было установлено, что три переменных подтверждают теорию семейных систем (гиперопека, требовательность, запутанность) Минухина, Росмана, Бейкера (1978) и одна связана с теорией Брух (1973) теоретическая интерпретация нервной анорексии (локус контроля) была объяснена в терминах их отношения эффективности в предсказании наличия или отсутсвия тяжести симптоматики заболевания. По гипотезе ожидалось, что большую закономерность в предсказании расстройства покажут переменные, отражающие семейные системы, чем локус контроля, однако вопреки этому предположению, серии множественного регрессионного анализа, а именно, функции пошаговой регрессии и дискриминантного анализа отражают локус контроля как достоверно более надежного фактора зависимых мер наличия или отсутствия заболевания и тяжести симптоматики. Группа девушек с анорексией была значительно более внешне ориентирована в их локусе контроля, чем группа девушек студенток, и обе группы значительно не отличались по всем переменным, связанным с семейными системами по шкале структурного семейного взаимодействия.

Эти результаты согласуются с теорией Хильды Брух (1973) утверждающей, что чувство личной неэффективности или предполагаемого чувства недостатка личного контроля является одним из факторов, лежащих в основе нервной анорексии и хотя переменные, связанные с семейной системой, используемые в этом исследовании, особо не дифференцируют анорексичную и контрольную группу, тем не менее  появились основания для будущих исследований в отношении других показателей, связанных с семейной структурой. На основании результатов было также отмечено, что терапия (поведенческая, психоаналитическая и медицинская) с внешне ориентированными людьми, страдающими нервной анорексией, эффективная для значительного количества пациентов при необходимости.   

Хивен Миллер (1999) анализировал подростков, страдающих нервной анорексией и их локус контроля. Задача исследования состояла в определении того, какая ориентация локуса контроля больше присуща для подростков, страдающих нервной анорексией, внешняя или внутренняя. Для установления была создана выборка, состоящая из 56 девушек-подростков с диагнозом нервная анорексия в возрасте от 13 до 17 лет. Но по итогам анализировались только 40 из них, так как 16 участниц не выполнили до конца шкалу локуса контроля Новитского. Нервная анорексия была диагностирована по диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам (DCM-IV).  Пациенткам оказывалось лечение в поликлинике, которое предоставлялось в соответствии со стадией анорексии. Данные по клиентам были собраны по уже существующим документам, находящимся в поликлинике Западного Нью-Йорка. Также имелись анамнестические данные, с которыми поступали пациенты в форме буклетов, которые содержали также данные по шкале локуса контроля Новитского Стрикланда, таким образом, что участие оставалось анонимным. Полученные данные показали, что в основном большинство внутренне ориентировано: 31 из 40 участниц [5].

Стейси Янг (2000) изучала взаимосвязь между локусом контроля и рационом питания в соответствии с нарушениями пищевого поведения у подростков. В своем исследовании она пыталась анализировать природу отношений между локусом контроля и патологическими пищевыми паттернами. Для того, чтобы полностью выявить любые возможные корреляции, необходимо было сначала получить более глубокое понимание различных моделей пищевых расстройств. Оно включает в себя определение критерия, присущего  для конкретных расстройств пищевого поведения,  понимание некоторых теорий позволяют сделать предположение о причинах появления заболевания и анализе определенных измерений при оценке его тяжести. Также исследование могло бы быть полезным в отношении проблемы контроля, а именно психологической характеристики «локус контроля». Также делалась попытка выяснить различия в ориентации контроля в зависимости от этнической группы и расы [4].

В эксперименте принимали участие сто учениц из средних и старших классов школ в пригородной области Новой Шотландии. Возраст участниц составлял от 12 до 17 лет. Эта выборка охватывала разные этнические и расовые группы, проживающих в этой области, в том числе шесть европейский канадок, тринадцать девочек из Африки и одной азиатско-канадской девочки, ни у одной из них диагноза, связанного с пищевыми расстройствами не наблюдалось.

Для диагностики использовались два вида опросников: один для выявления пищевых паттернов, связанных с пищевыми расстройствами; другой для определения локуса контроля. Шкала оценки пищевого поведения (англ. Eating Disorder Inventory, сокр. EDI) — клинический диагностический инструмент, выполненный в форме опросника, предназначенный для выявления расстройств приёма пищи, в первую очередь нервной анорексии и нервной булимии. Также использовались шкала локуса контроля Роттера (Rotter's Locus of Control Scale) и многомерную шкалу локуса контроля Рейда и Верса  (the Multidimensional Locus of Controi Scale), хотя они направлены на измерение внешней или внутренней ориентации локуса контроля у взрослых, они имеют полезные для данного исследования шкалы: фатализма, влияния социальной системы и самоконтроля. И шкала локуса контроля Новитского (the Nowicki-Strickland Locus of Control Scale).  И в конце проводилось персональное интревью для выявления специфических деталей, не отраженных в опросниках: мнение и опыт в представлении о своем теле, рационе и диетах.

Полученные результаты  отражают множество интересных фактов о пищевых расстройствах. Они четко указывают на положительную связь между внешним локусом контроля и спутанным отношением к приему пищи. Стейси Янг подозревает, что это может быть связано с тем, что присуще каждой женщине; ее окружение, межличностное общение. Выявлены факторы, которые предположительно влияют на развитие пищевых расстройств:  самоуважение, ответственность, влияние семьи, предыдущие успехи, определенные ценности и ориентации, специфические для определенных культур и этносов. Оказалось, что уровень самоуважения влияет на уровень ощущения контроля, а также на типы решений, которые принимает девушка, в том числе выбор здоровых или патологических пищевых привычек. Эти открытия указывают на необходимость повышения самоуважения у девочек-подростков, к сожалению, по предположению автора слишком много родителей и педагогов не обращают внимания на эту важную психологическую черту, влияющую на все стороны жизни.

Также исследование показывает, что уверенность представляет собой еще одну черту личности, которая может имеет огромное влияние на типы принимаемых решений и поведение. Она коррелирует с чувством безопасности. Чем больше человек ощущает свою самоценность, тем больше он будет чувствовать себя в безопасности, тем активнее он будет принимать свои собственные решения и действовать. Это также проявляется в большей готовности принятия риска независимо от других людей. В данном исследовании таким качеством обладали в большей степени участники с внутренним локусом контроля.

Также обнаруживается стойкое влияние семейных переменных на возникновение пищевых расстройств, демонстрируя прямую связь между семейной динамикой и личностными чертами, которые влияют на предрасположенность к беспорядочному приему пищи. Исследователь предполагает, что фокус на семью составляет основу профилактической деятельности расстройств пищевого поведения. А именно, необходима работа над эмоциональной поддержкой, способствующей увеличению самооценки, которая в свою очередь влияет на ощущение собственного контроля и готовность принимать свои собственные решения, в том числе и в отношении здоровья и пищевых паттернов.

Прошлый опыт успеха представляет собой еще один элемент образа жизни индивида, который влияет на локус контроля.  Соответственно, все те привычки и способы действия, которыми пользуется человек, основываются на предыдущем опыте, так человек, который все время наталкивается на препятствия, у него появляется, так сказать, чувство приобретенной беспомощности. Поэтому все, что происходит с таким человеком, с его точки зрения, не контролируется им самим. Поэтому еще одним ключом в профилактике и лечении может служить акцент на переживании успеха индивидом.

Также замечены некоторые различия, оказывающие влияние на принятие решений, ощущение контроля, ориентацию на определенные приоритеты и ценности в зависимости от культуры, роли семьи в этой культуре и отношение к диетам. В том числе само положение того или иного этноса в обществе влияет на развитие ощущения чувства контроля.  Однако эти находки, связанные с культурными различиями и локусом контроля, в связи с малой выборкой требуют дальнейшего изучения данной темы.

Майкл Кинг (1989) анализировал локус контроля у женщин с нарушениями пищевого поведения. Целью его исследования было измерение функции локуса контроля по шкале поведения в выборке для дифференцирования людей с пищевыми расстройствами от хронически сидящих на диетах и здоровых людей. К сожалению, данная шкала не показала значимых различий между выборками [4]

Также рассмотрение локуса контроля ведется не только в контексте расстройства как такового, но и в контексте фактора, позволяющего помочь в ходе лечения заболевания и избежать рецидива. Известно, что у половины из тех, кто находится на реабилитации, уже в течение года диагностируется возвращение в болезнь, а в 5-20% случаях наблюдается летальный исход в течение 10 лет.  

Так Елизавета Клайдан (2011) изучала взаимосвязь между локусом контроля и мотивацией к изменениям у девушек, страдающих анорексией. Поскольку  возможным медиатором к изменению поведения и выздоровлению может быть мотивация к изменению, которая, установлено, является хорошим предиктором для окончательного восстановления среди клиентов с наркотической зависимостью и других психических статусов (Miller, Amrhein< Yahne, 2003), также существуют некоторые основания полагать, что локус контроля (внешний или внутренний) может являться одним из факторов к личной готовности к изменениям. Внутренняя ориентация контроля подразумевает, что человек воспринимает себя, как обладающего возможностью управлять всей своей жизнью, а внешняя ориентация – все, что случается с человеком – под властью других, обстоятельств, случая, неведомой силы [2].

Здоровье может находиться под влиянием локуса контроля. Особенно в терминах патопсихологии. Наличие внешне ориентированного контроля чаще всего отражает беспомощность, неумение справиться со стрессом, снижение самоконтроля, депрессивность, что потенциально снижает шансы на положительный выход из болезни.          Кроме того, показано, что внутренний локус контроля находится в сцепке с депрессией и впоследствии может влиять на снижение вероятности положительного выхода из таких болезней, как сахарный диабет, рак и эпилепсия. И с другой стороны, внутренний локус контроля, который позволяет человеку ощущать контроль над своей жизнью, избежать проблем со здоровьем, а во взрослом возрасте позволяет минимизировать  дистресс, ожирение и негативную позицию по отношению к своему здоровью. Однако в случае с анорексией существует множество мнений по поводу положительных и отрицательных сторон ориентации локуса контроля. Например, именно внутренняя ориентированность позволяет страдающим анорексией поддерживать жесткий контроль над своим телом, изнурять себя физическими нагрузками и придерживаться низкокалорийной диеты.

Соответственно, Клайдан (2011) исследовала соотношение типа локуса контроля и психологические переменные, а также результаты лечения. По гипотезе предполагалось, что люди с внутренний ориентацией контроля будут более высоко мотивированны к уменьшению своей озабоченности по поводу снижения массы тела и покажут более успешные результаты лечения чем те, которым присуща внешняя ориентация локуса контроля. Также предполагалось, что внешний локус контроля будет коррелировать с добровольным прерыванием лечения вопреки рекомендациям врачей. Для ее исследования были рассмотрены медицинские записи больных, получивших лечение в связи с нервной анорексией в Нью-Йоркском психиатрическом институте с 1993 года по 2006 год, 240 пациентов. Диагноз нервная анорексия был поставлен по средствам структурированного клинического интервью DSM-V с психиатром и психологом.

Для определения локуса контроля использовалась Шкала депрессии Бека. Индикатором внешнего локуса контроля было 6 утверждение (0 Я не чувствую, что могу быть наказанным за что-либо.  1 Я чувствую, что могу быть наказан.  2 Я ожидаю, что могу быть наказан.  3 Я чувствую себя уже наказанным.), а для внутреннего — 8 (0 Я знаю, что я не хуже других.  1 Я критикую себя за ошибки и слабости.  2 Я все время обвиняю себя за свои поступки.  3 Я виню себя во всем плохом, что происходит.); мотивация к изменениям была измерена с помощью the Yale-Brown-Cornell Eating Disorder Scale (YBC-EDS) (Sunday et al., 1995). Поведение и мысли, связанные с расстройством, были измерены с помощью the Eating Disorder Examination Questionnaire (EDE-Q), был измерен индекс массы тела, также были взяты клинические симптомы болезни и демографическая информация; успешность лечения и мнение по поводу поддержания веса и возможности рецидива по средствам повторного интервьюирования.

Результаты, полученные из этого исследования, показывают, что обе ориентации локуса контроля могут быть представлены в равной мере на разных стадиях заболевания, однако человек с внешним локусом контроля более уязвим в приобретении пищевого расстройства в связи со своей ориентацией на окружающую обстановку, эта внешняя ориентированность может даже утяжелять симптомы нервной анорексии такие, как озабоченность идеей и ритуалы, что затрудняет восстановление после болезни. А внутренний локус контроля может способствовать лечению, если человек воспринимает себя как источник своих изменений. Этот факт дает основания предполагать, что переориентировка человека на внутренний план может помочь ему преодолеть некоторые проблемы с мотивацией. А, значит, диагностика локуса контроля в начале лечения может помочь в определении прогнозов и направления лечения. Особенно хорошо справлялись с задачами лечения пациенты с внутренним локусом контроля, когда они ставили перед собой задачу соответствия. Также показано, что в процессе лечения может возникнуть проблема с внешне ориентированными людьми, поскольку они скрывают свое поведение от суждений других и внешнего контроля. Также это исследование показывает, что надежным способом лечения является мотивационное интервьюирование, в ходе которого врачи помогают пациентам осознать и принять изменения, к которым они пришли, как достигнутые собственноручно. А, значит, лечение должно избегать формы навязывания, делая акцент на ответственности пациента, осознавая и соглашаясь с которой пациент достигает положительных результатов.

  • Лучков В.В., Рокитянский В.Р. (сост.) Англо-русский словарь -минимум психологических терминов с указателем русских эквивалентов М.: Путь, 1993
  • Barton J. Blinder; Daniel M.A. Freeman; Albert J. Stuncard Behavior Therapy of Anorexia Nervosa: Effectiveness of Activity as a Reinforcer of Weight Gain. // Am J Psychiatry   American Psychiatric Association, 1970, с1093-1098
  • Harding Thomas, Lachenmeyer J. R. Familiar transactional patterns and locus of control as predictors of the presence and severity of anorexia nervosa  // Journal of Clinical Psychology,  1986 выпуск 42 n3 С440-481
  • Garner et al. The Eating Attitudes Test: Psychometric features and clinical correlates // Psychological Medicine. 1 №12, с 871-878
  • Claydon Elizabeth The Association between Locus of Control and Motivation to ChangeAmong Patients with Anorexia Nervosa. M.P.H.: Yale university, 2011
  • Источник

    Оставить комментарий