Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Изоляция и кризис идентичности

Изоляция и кризис идентичности

Здравствуйте, доктор.
С самого детства я была достаточно закрытым ребенком с развитой фантазией, семья у меня благополучная, родители меня оберегают, а мама даже чересчур. Начиная с 10 лет у меня появились головные боли, местный невролог прописывала какие-то таблетки, но они не помогали. Сделать качественное обследование не было возможности, так как мы жили в маленьком городе. Головные боли были единственно проблемой в жизни, поэтому я не обращала на них особого внимания. Где-то с 12 лет у меня началась пигментация на левой стороне лица, на это наши врачи тоже благополучно "забили", говорили, что ничего значительного со мной не происходит. Примерно с 6 по 9 класс надо мной начали издеваться в классе. С этого момента жизнь пошла кувырком. Началось все с того, что кто-то ткнул в меня ручкой и я дернулась, это так и продолжалось до 9 класса. За это время я стала нервной, появились панические атаки, меня бросало в холодный пот, я начала бояться любого прикосновения и это продолжается до сих пор. У меня были постоянные навязчивые мысли, что до меня кто-то дотронется, я вновь дрогну и все будут смеяться. Когда нужно было представлять презентации в школе, то я просто отказывалась, потому что на публике меня всю начинает трясти и бешено колотится сердце, бросает в жар. Эти три года были самыми мучительными в мое жизни, данные проблемы остались до сих пор. Но в 9 классе все таки появилась возможность обследоваться, мне сделали МРТ и поставили диагноз "внутричерепная гипертензия", также мы обратились по поводу проблемы с лицом, так как к тому времени появилась явная ассиметрия, поставили диагноз "очаговая склеродермия". Я еще больше впала в депрессию, я стала ко всему наплевательски относиться, были первые мысли о суициде и членовредительстве, плохо сдала экзамены для перехода в десятый класс. На следующий год тех людей, что мучили меня, в классе не было. Мне стало немного легче, но прежние фобии остались, я постоянно как и раньше садилась за последнюю парту, боясь любого прикосновения (так же появилось вздрагивание при любом, даже не сильном шуме). Депрессивные мысли перекрывались мыслями об учебе и будущей профессии, но периодически на меня накатывало. Находиться в социуме мне тяжело и общаться со сверстниками тоже. Где-то с 15 года заметила за собой, что отношение к чему-либо постоянно меняется на "люблю-ненавижу", также я очень чувствительна к мелочам. Периодические вспышки агрессии и вселенского добра и заботы не дают мне комфортно жить. Я срываюсь даже на самых близких мне людей, в секунды могу начать их ненавидеть, а потом мучиться днями от того, что злилась на них. Поскольку в жизни я не имею друзей, то имею только друзей через соц. сети, но и там я могу общаться только с одним человеком, я постоянно чувствую отторжение, мне хочется сбежать, поэтому постоянно меняю страницы, подписываюсь не своим именем. Я не чувствую себя, а иногда я чувствую, что могу все, могу изменить мир и увлечена своим любимым занятием днями, даже забывая поесть, но бывает и когда я чувствую себя полнейшим ничтожеством, уродливым из-за своего физического недостатка на лице, ни на что не способным. В мыслях я ассоциирую себя не с собой, в моих фантазиях нет самой меня, есть другой человек, выдуманный мной, и когда я что-то делаю, я представляю его. Я не знаю что мне делать. Я чувствую себя безумно одинокой, но в тоже время я хочу кого-то к себе подпустить, но я знаю что после огромной любви к нему наступит огромная ненависть, а потом снова любовь. И я знаю, что живу лишь фантазиями о том, кем не являюсь. Мне всего 17, а чувствую себя сломанной и побитой и мне кажется, что когда-нибудь я все таки сломаюсь. Раньше я думала, что это все из-за подросткового периода, но мне кажется, что все зашло слишком далеко. Мне кажутся мои проблемы мелкими, но в то же время глобальными. Прошу, помогите. Я написала слишком много и сумбурно, но я не знаю кто я. Сможете ли вы мной заняться?

Мой ответ:

Здравствуйте. Ситуация которую Вы описываете является многогранной и комплексной, поэтому я предлагаю для анализа, разделить её на три части. Головные боли, начавшиеся в 10-тилетнем возрасте, по-видимому носят психосоматический характер, то есть являются следствием эмоционального напряжения и генерализованной тревоги в которой пребывает ребёнок. Внутричерепная гипертензия может усиливать этот компонент головных болей напряжения, либо носить вторичный характер, когда сосуды головного мозга хронически пребывают в спазмированном состоянии, кумулируя (накапливая) в себе тревогу и вследствие этого нарушается отток ликвора (внутричерепной жидкости), которая создаёт давление на нервные рецепторы желудочков и оболочек головного мозга. По поводу очаговой склеродермии, как впрочем и других аутоиммунных заболеваний до сих пор нет ясной концепции развития и патогенеза. Обсуждается психосоматическая гипотеза согласно которой собственные антитела вырабатываются против элементов соединительной ткани кожи, в ответ на накопление невыраженной агрессии и протеста против правил, внедрённых гиперпротективным воспитанием (избыточная опека), избыточной ответственностью, которая закрепощает и сжимает эмоциональную спонтанность, не позволяя человеку быть гибким и реагировать соответственно условиям окружающего мира. Кроме того может фигурировать элемент бессознательного самонаказания со стороны карающей совести. Таким образом не выраженная и заблокированная сила перенаправляется на саму себя, создавая аутоагрессивные замкнутые, психосоматические круги.

В 12-13 лет подросток особенно уязвим, так как входя в мир взрослых с его требованиями и правилами, а также не менее значимо давление изнутри в виде появляющихся желаний доверия и понимания, признания со стороны социума и окружения, найти группу единомышленников, в виде подруг и друзей, с которыми можно разделять основные аспекты жизненных смыслов и интересов, желание внимания и подпитки самооценки в глазах окружающих, желание нравиться, любить и быть любимой. И если в этот период происходит психотравма в виде отторжения и непринятия со стороны социума, отсутствие опоры на друзей или близких в семье, то подросток погружается в состояние отчуждения и одиночества, появляются проекции на общество, что все относятся безусловно плохо, подвергают остракизму и осмеянию.

То состояние, которое Вы описываете в настоящее время в психологии носит название как кризис идентичности. Характеризуется оно ощущением потерянности прежних смысловых систем и внутренней опоры, смятение и отсутствие четкого представления о себе, постоянно мучает вопрос "Кто я?" и "Зачем я живу?", возникает внутренняя уязвимость и ранимость, подвластность оценки себя под влиянием настроения и оценки со стороны окружения, эмоциональный фон часто меняется, вплоть до полярных состояний: черное и белое или любовь и ненависть. Идентичность (самооценка, самопредставление и самовосприятие) формируется с 13-15 до 24 лет. Пик этого кризиса обычно приходится на возраст 16-19-ти лет, что может выражаться в полярной оценке себя, социальной дезадаптации, социофобических страхах (страх негативной оценки со стороны общества и осмеяния) и депрессивных настроениях. С целью смягчения и преодоления этих негативных переживаний психика может вырабатывать психологические защиты в виде изоляции от социума, избегания контактов с людьми, которые могут восприниматься с позиций страха непринятия. Возникающее отчуждение от социума нарушает важную душевную потребность в сопричастности к Другому. Человек является социальным существом, то есть он воспринимает и оценивает себя, отражаясь в зеркале души и чувствах другого человека. И если это зеркало пустует, вследствие отсутствия качественных отношений дружбы и любви, то бессознательная психика компенсаторно воссоздаёт внутреннюю систему зеркал в виде фантазийных зеркал, тех образов или героев, которые могут как в сказке обладать магической силой, уверенностью или красотой. Виртуальный мир и общение в интернете ещё больше укрепляют механизм бегства в мир фантазий и компенсаторных, фантазийных образов себя, отдаляя от реального общения, обезоруживая человека в реальном мире и стимулируя его/её неуверенность и страхи быть отверженным или негативно оцененным.

Для решения этой комплексной проблемы наиболее подходящим является психоаналитический подход, в котором подразумевается, что в терапии репереживания можно вернуться в своём самовосприятии и самопонимании, через рассказ о себе психотерапевту, в прошлое, воскресить и залечить старые травмы, выработать более устойчивые и продуктивные психологические защиты и внутренний образ себя, которые будут помогать создавать реалистичную самооценку и успешно простраивать отношения с социумом.

С уважением, доктор Ермаков.

Источник

Оставить комментарий