Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Эмоциональная ответственность

Эмоциональная ответственность

Поднимаюсь недавно к себе на этаж по лестнице, а навстречу мне спускается девушка. Увидела меня и вскрикнула от неожиданности: «Боже, вы меня напугали». А я иду спокойно, флегматично даже. Просто поднимаюсь по лестнице и больше ничего не делаю, и вдруг оказывается что «я ее напугал». Просто самим фактом своего появления перед ней.

 

Я постоянно сталкиваюсь с тем, что люди говорят «Ты меня…», добавляя к этому: пугаешь, злишь, бесишь, огорчаешь, радуешь, выводишь из себя и т.д. Да и сам я периодически тоже так говорю. Создается такое впечатление, что мы не имеем отношения к половине испытываемых нами эмоций. Т.е. с нами что-то происходит на эмоциональном уровне, но мы сами оказываемся как бы не причастны к этому процессу. Ответственность за наши личные эмоциональные реакции мы почему-то стремимся взвалить на других людей.

Такой способ обращения со своей эмоциональной жизнью нередко превращается в манипулирование чувством вины (привет от Карпмана), когда манипулятор посредством передачи ответственности за свои эмоции заодно «втюхивает» ответственность за себя самого, свою жизнь. Так возникают очень крепкие и устойчивые созависимые семьи, где вся ответственность за несчастную, разрушенную и унылую жизнь «жертвы» лежит на зависимом — «агрессоре». И живется в этих отношениях как-то не особо приятно обоим, а вырваться очень трудно: это ведь нужно разобраться где чья ответственность, осознать и пережить колоссальное количество проецируемого стыда и вины, найти ресурсы для того, чтобы поддерживать границы своего «Я», начать принимать самостоятельные решения, сталкиваться с последствиями этих решений… Не каждый способен выдержать такое напряжение, особенно если привык поступать совершенно по-другому.  

 

Эмоциональная жизнь у таких людей нередко сильно «обрезана». Вместе с возможностью нести ответственность за «негативные» эмоции, снижается умение стремиться к получению эмоций «позитивных».  Под этим стремлением я подразумеваю не желание, а действия, приводящие к появлению «позитива». Такой человек в значительной степени становится эмоциональным заложником внешних ситуаций. В жизни что-то происходит и это радует, пугает, интересует, огорчает и т.д. И бросает этого несчастного из стороны в сторону как лодку в шторме, только успевай за борта держаться и вычерпывать воду, чтобы не утонуть или не перевернуться. Вот и получается, что не «я живу эмоции», а эмоции «живут меня».

Периодически может возникать ощущение пустоты. Казалось бы: как можно ощутить пустоту, т.е. то, чего как бы и нет? А можно и я уверен, что большинство людей очень четко представляют себе это ощущение. Зачастую оно описывается как давящее, плотное пространство внутри себя, наполненное (!) пустотой. На самом деле эта «пустота» состоит из подавленных переживаний. Ведь одно из условий, отличающих переживание от аффекта – это возможность как-то отнестись к тому, что в данный миг я чувствую, стать в этот момент наблюдателем для самого себя. А если «меня ведет», то какое уж тут отношение и наблюдение? Мне просто страшно, или просто радостно, или просто грустно. А если это просто так – то зачем мне все это? Ничего, кроме дискомфорта и бессмысленных, изматывающих метаний. Так лучше уж избавлюсь я от всего этого хлама, например, отвлекусь на что-то другое. И вот эти усиленно проигнорированные события эмоциональной жизни начинают оседать как ил на дне болота и ощущаться как «пустота».  Если начать «распаковывать» это пространство, то из него нередко как гной лезут злоба и ненависть, которым тут же хочется придать вектор, направить их на кого-то. Как правило обязательно есть объект, на которого можно по привычке все это взвалить, а иначе есть риск отравиться, направив все эти пласты агрессия опять на себя.

И практически всегда под этими пластами есть боль, очень много боли. И со временем, по мере иссякания злости, из «пустоты», как кровь из артерии, начинает хлестать боль. Отличие психической боли от боли физической в том, что она тотальна. Боль в теле как правило локализована: болит рука или голова, или живот или какой-либо другой орган. Психическую боль локализовать невозможно. Когда что-то болит в теле, то можно опереться на свои здоровые части. В случае психической боли опереться на себя невозможно, потому что болит вся душа. Опереться в этой ситуации можно только на другого человека, на его умение принимать того, кому больно (а не ответственность за его боль). И это удивительным образом позволяет придать боли смысл, ведь боль, кроме прочего, это еще и про важность и ценность.  И чем сильнее боль, тем большая ценность за ней скрывается. А ценным может быть только что-то свое, личное. То, что ценно, невозможно просто выбросить или перебросить другому, как нечто ненужное. Ценностью можно лишь поделиться, с уважением, нежностью, радостью и любовью.

Источник

Оставить комментарий