Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Часть 2. Размышления о психотерапевтическом контракте (продолжение — ответ на некоторые комментарии)

Часть 2. Размышления о психотерапевтическом контракте (продолжение — ответ на некоторые комментарии)

Размышления о психотерапевтическом контракте (продолжение — ответ на некоторые комментарии)

Часть 1: Почему пропущенные сессии оплачиваются… находятся по ссылке: https://www.b17.ru/article/90090/

(Для лучшего понимания данной публикации важно прочитать Часть 1 и комментарии к ней)

Уважаемые Крапива, Smile, OlsenDr, Вишенка_. Постараюсь ответить на все Ваши комментарии сразу. То, что их объединяет — это злость и праведный гнев, негодование. Это действительно искренние чувства… Спасибо за честность и откровенность. Вы поднимаете ряд очень важных технических и этических вопросов, возникающих в психотерапии (во всяком случае, в психоаналитической).

1) Как слова терапевта воспринимаются клиентом (ведь истина не в словах говорящего, а в ушах слушающего)?

2) Могут ли быть равные ли отношения между аналитиком и клиентом?

3) Вопрос безопасности и защищенности психотерапевта.

4) Вопрос о безопасности и защищенности клиента. Этический вопрос использования клиента терапевтом под разными «умными» и «благовидными» предлогами.

———————————-

1) Вопрос восприятия — это действительно один из самых сложных вопросов психоаналитической техники. Слова терапевта всегда трактуются «превратно» через призму психологических защит и жизненного опыта клиента.

Если человека всю жизнь критиковали, даже в самых нейтральных словах терапевта клиент может увидеть критику или обвинения.

Задача психотерапевта — заметить и показать клиенту эту реакцию, проанализировать ее, дать клиенту возможность увидеть со стороны, как функционирует его мозг и восприятие. Ведь именно мышление и восприятие клиента должны измениться в результате успешного анализа. А уже следствием этого является разрешение внешних проблем и исчезновение симптомов.

Действительно не каждый клиент сразу может принять такой контракт и такое правило (оплату всех пропущенных сессий). Чтобы это правило работало, крайне важно, чтобы клиент понимал его смысл и находил его полезным и целесообразным для себя. Если клиент находит такое правило вредным или неприемлем, не терапевтично было бы заставлять клиента принять его формально, так как это было бы «разыгрыванием насилия родительского произвола», которое вызывает только справедливый протест и желание защитить себя.

Если клиент не может принять правила, терапевт может либо на какое-то время смягчить контракт (например, разрешив переносить сессии, но обозначив, что все же правильным было бы оплачивать все пропущенные сессии), либо обсудить с клиентом, на сколько ему подходит работа в аналитической парадигме или конкретно с этим терапевтом. Ведь если терапевт не чувствует себя в отношения с клиентом стабильно, защищено и безопасно, то, как и чем он может помочь клиенту?

Ведь терапевт — тоже живой человек и, если безопасности нет, он будет защищать себя бессознательно, например, отстраняясь от переживаний клиента, закрывая глаза на какие-то деструктивные аспекты клиента, что гораздо хуже…

2) В некоторых комментариях звучала идея равенства. Что психоаналитик тоже должен отвечать рублем, если он болеет. В психоанализе эта идея оказывается абсурдной. Все же аналитический тип отношений — это отношения хорошего родителя и ребенка.

В анализе клиент находится в регрессе, возвращается к ранним детским переживаниям, ему хочется «ущипнуть», «укусить» аналитика, но реализовывает он это, конечно, «взрослыми средствами» не проходом на сессию, задержкой оплаты и так далее… Контракт позволяет удерживать клиента с его регрессивными чувствами в определенных безопасных рамках. Хотя важно отметить, что некоторым пациентам очень хочется контролировать аналитика, иметь возможность его наказывать рублем. Такое обостренное чувство справедливости похоже на желания ребенка сказать: «Папа, мама, если вы ограничиваете в чем-то меня, например, в том, что спать нужно ложится вовремя или ограниченно смотреть телевизор, то и я ребенок могу требовать, чтобы и Вы — родители смотрели телевизор не больше часа и ложились спать в 21.00.

Нелепая логика, не правда ли?

Вряд ли семья сможет нормально функционировать, имея такие порядки? А сможет ли функционировать на таких условиях психоанализ? Все же важно заметить, какую силу над нами имеют наши детски чувства, наши инфантильные фантазии. И, приходя в анализ, появляется возможность их увидеть, понять и нивелировать их решающее влияние на нашу взрослую жизнь.

3) и 4) Здесь как раз-таки возникает второй вопрос: «вопрос безопасности и защищенности психотерапевта и безопасности клиента». К сожалению, в нашем обществе это очень актуальный вопрос не только для терапевтов и клиентов, но и для всех граждан нашей страны, не наделенных властью. (Хотя в целом, нужно заметить, что ситуация улучшается).

Психоанализ — это метод, пришедший к нам с Запада. Там большинство пациентов ходят в психоанализ по страховке, и страховая компания оплачивает аналитику пропущенные клиентом сессии. У нас в стране психоаналитики и психоаналитические психотерапевты ведут частную практику. А это значит, что им не оплачивается ни больничный, ни отпуск.

Если клиент отказывается нести свою часть ответственности и оплачивать свои пропуски и отъезды, то получается так, что работая 11 месяцев в году, терапевт в лучшем случае получит доход за 10 месяцев работы. А работа психотерапевта — одна из самых сложных.

Терапевт постоянно находится под прицелам бессознательных атак и деструктивных импульсов клиентов. (Конечно если терапевт работает честно — слушает клиента и старается его понять, сопереживает и находится с ним эмоционально рядом, а не закрывается и не защищается от боли клиента безразличием или отстраненностью).

Это можно сравнить с радиацией, которая не заметна…

Да, стоимость аналитической психотерапии высокая. Но кто-нибудь задумывался, сколько стоит образование психоаналитика или психоаналитического психотерапевта?

По нынешнем деньгам психоаналитик вкладывает в свое образование порядка 12 миллионов рублей! Аналитическое образование в среднем длится около 10 лет. За это время, помимо теоретических блоков, есть личный анализ и супервизия. Личный анализ должен проходить 4 раза в неделю и 2 супервизии в неделю на протяжении всего срока обучения. Средняя стоимость часа тренинг-аналитика API (Международная психоаналитическая ассоциация) в Москве сейчас составляет 4 тыс .руб. То есть в неделю 6 часов. 4*6= 24 тыс. руб в неделю. Около 100.000 руб в месяц. + конференции и семинары зарубежных аналитиков. Год обучения в среднем обходится в 1.200.000 руб. За 10 лет — 12 миллионов.

Требования к подготовке психоаналитических психологов и психотерапевтов в 2 раза ниже, и срок обычно короче. То есть за 10 лет — 6 миллионов, за 5 лет — 3 миллиона рублей.

А теперь сами ответьте на вопрос, сколько должно стоить место в голове психоаналитика и его час рабочего времени? И платит ли клиент «за воздух» или же ментальное пространство имеет ценность? Конечно, можно сказать, что аналитики и аналитические психотерапевты чванливы и высокомерны, что они слишком презрительно относятся к другим видам психологической помощи. Да, отчасти это так, но все же я смею предположить, что они это право заслужили… Все же не зря психоанализ называют «невозможной» профессией. Хороший психоаналитик, как хорошая мама, практически заново взращивает личность клиента от истоков. 

А сейчас, я думаю, важно перейти к обратной стороне вопроса. К вопросу защищенности клиента. К сожалению, в нашей стране до сих пор не принят закон о психотерапии. И любой психолог, прошедший краткие курсы переподготовки, может назвать себя психоаналитиком, предложить такой же контракт и брать деньги «за воздух». Такое, к сожалению, тоже бывает не редко в нашей действительности.

Я думаю, что напоследок нужно поговорить о том, как клиенту можно защитить себя от «Дикого психоанализа»:

1) Не стеснятся спрашивать у своего терапевта, где, когда и у кого он проходил свой личный анализ или личную психоаналитическую психотерапию. Собственный анализ — это главный критерий качества психотерапевта.

2) Интересоваться, где и у кого терапевт получает супервизию. По-хорошему супервизия необходима не только в период обучения, но и на протяжении всей практики психотерапевта.

3) Узнать, в каком психотерапевтическом сообществе состоит Ваш психотерапевт и каковы в нем требования к сертификации специалистов. Чем выше требования к сертификации — тем качественнее специалист. В психоаналитическом мире самые высокие требования в международной психоаналитической ассоциации IPA, и их аналитики высоко котируются по всему миру.

4) И лишь на 4 месте идут теоретические знания.

5) Личность самого аналитика / терапевта — это крайне важный аспект (возможно даже самый важный) — но это уже отдельный разговор.

 

 

 

Источник

Оставить комментарий