Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Агрессор и жертва. Границы ответственности

Агрессор и жертва. Границы ответственности

 

Как власть развращает, так и слабый человек вызывает сильное искушение воспользоваться его слабостью.

Поэтому нет смысла ждать, когда другой поймет, что вам некомфортно, неприятно. Что осознает, как жестоко с вами поступает, и нужно не заступать за ваши границы.

Он не осознает, не поймет, ему это не выгодно.

И в этом контексте я согласен, что жертва отвечает за агрессию на неё. Только не за первый акт агрессии (когда агрессор проверяет – можно или нет так вести себя с вами), а за все последующие.

Агрессор лишь пользуется тем, что ему позволяется делать.

На мой взгляд, это не просто неэффективная позиция с точки зрения возможного оказания поддержки и помощи жертвам агрессии (насилия), но и небезопасная. 

Попробую обосновать.

Слова о том, что слабый человек вызывает искушение воспользоваться его слабостью, звучат вполне безобидно и очень убедительно. С ними трудно не согласиться. Как и с тем, что жертва своим поведением зачастую сама провоцирует агрессора. Всё так. И все мы, психологи и очень многие не психологи, давно знаем ставшую уже прописной истину о том, что за происходящее в отношениях ответственны оба участника этих отношений. Это тоже не вызывает сомнений. 

Но дальше почему-то делается вывод, в результате которого эта прописная истина предстаёт в искажённом виде. Сравните два постулата. «За происходящее в отношениях ответственны оба участника этих отношений» и «Жертва отвечает за агрессию на неё. Жертва виновата. Агрессор лишь пользуется тем, что ему позволяется делать». Вроде бы, говорится об одном и том же, а как по-разному звучит. И смысл совсем разный.

Убеждена — в каком бы контексте не звучало утверждение о том, что жертва отвечает за агрессию на неё, оно ошибочно. Ответственность за совершённое насилие ВСЕГДА лежит на насильнике.

Утверждать обратное означало бы загонять жертву (реальную, а не воображаемую фигуру из треугольника Карпмана) в ещё большее состояние жертвы, навьючивая на неё ещё и чувство вины за то, что это она спровоцировала насилие и, стало быть, должна отвечать. 

А для насильника это означало бы оправдание его действий и в каком-то смысле зелёный свет. 

Он не осознает, не поймет, ему это не выгодно.

Точно. Зато ему очень выгодна такая позиция эксперта, которая передаёт ответственность за совершённые им насильственные действия жертве и этим «развязывает ему руки» для дальнейших актов агрессии (это ведь не он за них ответственен, это жертва его провоцирует).

Думаю, одна из причин (если не главная), по которым женщины, подвергшиеся сексуальному нападению, не обращаются за помощью и поддержкой — обвинительная позиция общества. Мол, сама виновата: слишком короткая юбка, слишком поздно возвращалась домой одна, слишком раскрепощённо пела и танцевала и т.д. и т.п. Спровоцировала, в общем.

Засада в том, что и здесь есть определённая доля правды. Ответственность женщины за то, чтобы просчитать возможные риски (возвращаться ли домой более короткой, но более тёмной дорогой, пить ли лишний бокал вина, после которого исполняемый танец может оказаться слишком откровенным, надевать ли слишком сексуальный наряд, отправляясь в бар с подругами) действительно лежит на ней самой.

НО. Ответственность за совершённое насилие ВСЕГДА лежит на насильнике. Точка. Хотя именно в этой точке чаще всего и происходит подмена понятий. Как будто бы чьё-то легкомыслие и даже безответственность может стать оправданием криминальным действиям другого человека. Не может. Насилие, чем бы оно ни было спровоцировано, остаётся насилием.

Да, меня могут спровоцировать на агрессию, это правда. Но как проявить эту агрессию (ударить ли тяжёлым предметом по голове, выплеснуть стакан кипятка в лицо или наорать, пойти в спортзал постучать по груше, попытаться поговорить и понять, что происходит, поискать у кого-то поддержки, или просто никогда больше не общаться с провокатором) — мой выбор. Был, есть и остаётся. Вне зависимости от того, что противоположная сторона привносит в ситуацию. Ответственность за мой в неё вклад — на мне.

То же касается и многократно совершаемого насилия (сексуального, эмоционального или физического) в отношениях. Ответственность за совершённые акты агрессии — всегда на агрессоре. Только так и не иначе.

Конечно, ответственность за то, что человек продолжает оставаться в отношениях, в которых царит насилие, и не отстаивает своих границ – на самом человеке. И иногда, чтобы подойти к принятию этой ответственности, ему бывает необходимо пройти долгий путь. Путь, где станет возможным новый опыт отношений, новый опыт принятия, уважения и поддержки. Где он сможет освоить собственные ресурсы, которые позволят ему соединиться со своей силой и взять ответственность за свою жизнь на себя. Этот путь неблизкий и нелёгкий. И далеко не каждый бывает готов по нему идти. И да, это выбор. Который может быть разным.

Но, каким бы ни был выбор человека, все разговоры о его ответственности за совершённые по отношению к нему насильственные действия агрессора будут звучать для него как обвинение. И как констатация факта, что с ним так поступать можно. И могут лишь глубже загнать его в беспомощное состояние жертвы и ощущение безысходности и тупика. 

И если фраза «И всё-таки жертва виновата» — это прямое обвинение, то утверждение о том, что ответственность за действия агрессора лежит на жертве, содержит в себе обвинение скрытое. А это ещё опаснее.

 

Если коротко, то смысл того, что я пыталась здесь изложить, буквально в следующем.

Утверждение о том, что жертва отвечает за направленные против неё действия агрессора, с моей точки зрения, опасно. Особенно, когда звучит из уст психолога. 

 – Во-первых, потому что оно как будто бы основывается на очень веских аргументах и неискушённому человеку сложно такое утверждение подвергнуть сомнению, а стало быть, оно может легко ввести в заблуждение. 

 – Во-вторых, потому что оно может оказаться очень повреждающим для жертвы и загнать её в тупик вместо того, чтобы помочь выбраться.

 – В третьих, оно может стать веским оправдательным аргументом для агрессора, «разрешающим» ему и дальше применять насилие.

 – В-четвёртых, потому что содержит в себе скрытое обвинение. А обвинительная позиция сама по себе является агрессивной и манипулятивной. И это точно — не путь к пониманию и принятию. Агрессора ли, жертвы ли, или кого-то ещё. 

 

Есть, правда, отношения, в которых партнёры играют в жертву и агрессора. Для таких игр характерны взаимная агрессия (зачастую пассивная) со сменой ролей. Это игры из серии «Посмотри, до чего ты меня довёл», где появляется преследователь из жертвы. «Жертва» в таких отношениях отнюдь не слабая. Она играет роль слабой, но нередко бывает очень мощным провокатором. И в действительности кто здесь сильней из партнёров — большой вопрос. Но это уже другая история (и тема другой статьи). Хотя и здесь, если происходит акт насилия, ответственность за него — на том, кто этот акт совершил.

  

Буду рада и благодарна, если поделитесь своим мнением по этому вопросу.

Берегите себя.

Источник

Оставить комментарий